Публикации

Как помочь ребёнку пережить горе?
 
Признание и уважение
Помощь начинается с уважения. Уважения к тому, что такое явление, как смерть, существует в этом мире, и оно так же значимо, как рождение. Уважение и признание того, что смерть существует, — это первый шаг к тому, чтобы получить возможность о ней разговаривать, в том числе и с ребёнком.
Смерть ждёт каждого из нас. И после неё, возможно, будет другая жизнь или другой вариант существования; каждый из нас может принять свою концепцию о том, что будет дальше, важно одно: так, как было при этой жизни, уже не будет. Какая-то часть нашего существа исчезнет навсегда.
Поскольку так получается, что мало кто из нас точно знает о том, куда попадёт после смерти, будет правильно сказать ребёнку о том, каковы ваши представления, но не забыть указать, что могут быть и другие варианты. Если же у вас нет сложившейся картины того, что происходит после, можно ограничиться словами: «Мы точно не знаем, что происходит после смерти, но, возможно, там дальше, что-то есть». Для ребёнка важно обозначить, что есть некое место, куда отправился его близкий человек, — Небо, Другой мир, Другая жизнь.
А в этом мире существуют правила относительно того, что делать дальше: хоронить, устраивать поминки. Ребёнку важно понять — а что же произошло здесь? куда делся взрослый? Часто взрослые боятся присутствия ребёнка на похоронах и оставляют его дома — наедине с вопросом: «А куда делся человек?» И детское воображение дорисовывает картину произошедшего страшными подробностями — чудовищами в темноте, приведениями, монстрами.
Вид покойного действительно может шокировать — но он даёт понимание того, что жизнь — это одно состояние, а смерть — другое. Поэтому возможность попрощаться в соответствии с существующими традициями должна быть предоставлена ребёнку. Излишне оставаться с ребёнком на всю церемонию: это может быть просто утомительно для него физически. Но рассказать, что происходит, дать возможность увидеть и прикоснуться к телу ушедшего — это важный шаг на пути помощи ребёнку в переживании его потери.
 
Кто виноват?
После того, как мы признали и приняли тот факт, что такое явление, как смерть, существует в нашем мире, мы можем говорить о том, почему это случилось именно сейчас и почему это вообще может случиться.
Здесь важно обозначить, что уход близкого человека — это его судьба, его путь, его выбор — или же выбор неких высших сил, но никак не связанный с тем, как себя вёл ребёнок с ушедшим или как он к нему относился.
Ребёнок не может отвечать за жизнь взрослого — хотя бы по тем причинам, что он младше и слабее. Иногда взрослые позволяют себе манипулировать ответственностью ребёнка за жизнь или смерть взрослого: «Будешь вести себя плохо — я заболею и умру», «Вы меня своим поведением в гроб вгоните» — такие фразы можно услышать, особенно от представителей старшего поколения. И важно учитывать, что дети это воспринимают буквально и действительно считают, что они могут быть ответственны за смерть того, кто такие слова произносит.
Поэтому очень важно проговорить, что за смерть и жизнь человека отвечают более компетентные высшие силы, и ребёнок здесь совершенно ни при чём. По сути, в том, что случилось, не виноват никто: так сложились обстоятельства, возможно, взрослый не хотел умирать, но его время закончилось.
У ребёнка может возникнуть закономерный вопрос: а как же те взрослые, которые остались? они тоже уйдут? или за ними надо внимательно следить, чтобы ничего подобного не случилось? Ему важно услышать, что те, кто остался, считают себя достаточно компетентными и ответственными за свою жизнь. И что ребёнок никак не может отвечать за жизнь и смерть другого человека.
 
А что остаётся?
Каждый из нас оставляет о себе память. Прежде всего, это память о наших делах и чувствах.
Уходя, взрослые всегда оставляют ребёнку любовь, которую они вложили в сам факт его существования. И эта любовь была настолько сильна, что он смог родиться, и она останется с ним навсегда — давая силы жить и двигаться дальше.
И, конечно же, с ребёнком всегда его воспоминания о том, что было, вещи ушедшего, фотографии. Если всем этим вещам есть место в доме, где живёт ребёнок, фотографии ушедшего не прячутся подальше, о нём говорят и его помнят — ребёнку будет легче принять смерть и поверить в то, что там, в том месте, куда ушёл его близкий человек, всё хорошо.
 
А что же дальше?
Тем, кто остаётся, бывает трудно смириться с мыслью, что все контакты с человеком прекращаются с его смертью. Привычка набирать телефон, чтобы рассказать последнюю новость или просто мысль: «Вот сейчас он придет, и я ему скажу…» — остаётся.
Должен ли диалог прекращаться с уходом человека в другую реальность, пусть и недоступную для нас? Ведь отношения людей — это не только те слова, которые можно сказать друг другу здесь и сейчас, но и те мысли, которые приходят позже, и действия, которые совершены под их влиянием. Так почему же не сказать об этом? Особенно если так хочется, чтобы тебя услышали.
И такое место для общения с ушедшим есть — это его могила. Можно прийти сюда и рассказать всё, что накопилось, можно оставлять здесь письма, цветы и конфеты. Важно, чтобы поход на кладбище не превращался в формальный ритуал: пришли, убрали могилу, положили цветы, постояли и ушли. Дети могут недоумевать — зачем мы тогда ездили? покопаться в клумбе? Поэтому важно рассказать ребёнку про то, что здесь, на кладбище, можно поговорить с ушедшим и рассказать всё, что хочешь. Даже вслух можно. Взрослые могут показать на своём примере, как это делается.
Общение двух людей иногда бывает очень интимным — и в тех разговорах, которые ведутся с ушедшим, обычно очень много личного. Поэтому взрослый может предоставить ребёнку пространство — отойти на расстояние, с которого не слышны разговоры, и дать возможность ребёнку рассказать всё то, что он посчитает нужным.
Возможно общаться с ушедшим и другими способами. Например, разговаривать с фотографией или представлять его образ и разговаривать с ним — вслух или про себя. Ребёнку нужно знать, что такая возможность у него есть. И что он может это делать без посторонних глаз и ушей: это пространство — только его и того, кто ушёл.
Иногда взрослые боятся детских слёз на кладбище, боятся, что сам вид могилы нанесёт ребёнку тяжёлую травму. Да, ребёнку будет грустно, но горе может стать меньше только тогда, когда его переживаешь. А это значит, что пока мы отрицаем произошедшее событие — в данном случае смерть — мы оттягиваем возможность его пережить. Заплакать от грусти и тоски по ушедшему — нормальная и естественная реакция. Так же, как естественно более мудрому и опытному взрослому рассказать ребёнку о том, что, да, люди действительно переживают и плачут, когда их близкие уходят. Поэтому есть специальное место и время для грусти, так же, как есть время, когда ушедшего вспоминают. Боль, которая живёт внутри, должна быть выпущена — пусть она уходит вместе со слезами. А потом наступает время для других чувств — радостных и светлых.
 
Статья подготовлена по материалам сайта Родные люди.
 
Педагог-психолог Глазкова Светлана

    

© Государственное образовательное учреждение для детей нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи «Центр диагностики и консультирования "Семья"»